?

Log in

No account? Create an account
linval-Лёша Редькин
22 September 2019 @ 11:15 pm
Странно и удивительно смотреть на хорошеньких, красивых девушек и женщин с фотографий, которые либо уже успели постареть, либо и вовсе - давным давно умереть. И ведь запросто мог бы в них влюбиться, а они... И просто удивительно то, что человек, живший сто - сто пятьдесять лет назад, тебе до странного близок.
 
 
linval-Лёша Редькин
31 August 2019 @ 11:27 pm
Стеснённость обстоятельствами побуждают к изобретательности. Либо наоборот, к предельному сужению обзора. Когда в холодильнике заканчивается еда, но по-прежнему хочется разнообразия или, хотя бы, вкусного. Рис и пассированный в оливковом масле лук. Рис с прижаренным (на том же масле) кабачок. Рис с чесноком. Рис.... Просто рис. Со сливочным маслом. Яблоки. В принципе, можно и с яблоками. С укропом и виноградным листом. А ещё помно поэкспериментировать с обжаркой риса.
 
 
 
linval-Лёша Редькин
07 January 2019 @ 01:21 am
Читаю Арду на Куличках. Вспомнилось.

Году в девяносто пятом это произошло. Примерно. По дворам тогда возили бочки с молоком на продажу (те, из которых прежде продавали пиво и квас, жёлтый прицеп). Каким-то странным образом, в бочках всегда оказывалась пылевая взвесь, так что молоко приходилось отстаивать, прежде чем пить (и кипятить, но некипячёное ведь гораздо вкуснее).

Зима, мне лет двенадцать-тринадцать. Город, в общем-то, бандитский. Да и жил, скорее, на окраине. Выстояв в очереди, получаю свои три литра молока. Подходит пьяный мужик в пальто нараспашку:
- Дай мне молока.
- Не дам.
- Да ты вообще знаешь кто я такой?!

Так и не дал. Мужик - какой-нибудь мелкий авторитет. Далеко не всегда мои встречи с криминалом так красиво заканчивались, но было и такое.
 
 
linval-Лёша Редькин
07 January 2019 @ 01:18 am
На лайке в лесу по льдистому насту
Не слышно гудения улья вокруг
Еду. А мимо проносятся берега часто
Ив череда. Единственный друг
Дышит вослед. Свет будто спаян
Спайкой слепящей извечного сна
Еду. В пути лишь одно только счастье
Только не слышно, где он, где она.
Вехи расшатаны, да руки ведь целы
Да не опустится пелена
Еду. В пути лишь одно только счастье
Не остановится ив череда.
 
 
 
linval-Лёша Редькин
27 December 2018 @ 01:21 pm
Король умер, да здравствует король!

Да, именно так начался этот день. Надежда и опора, несокрушимый оплот морали и чести. Умер. Сегодня, ровно в восемь ноль одну минуту по королевскому времени. Уже одна такая неточность в цифрах, способна повергнуть народ в уныние, хаос и разгульные гуляния. А тут... Умер именно Этот король, именно в Этот день. Молнии перечеркнули небо над прОклятым народом! Мутные потоки избороздили нетвёрдое покрытие мостовой, а морщины — лбы жителей. Он умер. Он умер насовсем и воскреснет разве что через два года.

Горожане и горожанки, ровно в одиннадцать ноль одну минуту выглянули из-за приоткрытых ставень. Ровно в двенадцать ноль две приоткрыли дверь и несмело взглянули вовне. Ровно в тринадцать ноль три и тридцать одну секунду, они поняли: свобода. Свобода! Равенство, братство! Конец гегемонии феодальных пережитков прошлого! Он умер. Король. Оракул. Владыка! И теперь можно делать то, что каждому заблагорассудится. Без оглядки. Без страха и ложных надежд. Умер прибор предсказывающий погоду.

Да здравствует. Да здравствует король!
 
 
 
linval-Лёша Редькин
25 December 2018 @ 02:34 pm
Факт это малоизвестный. Собственно, сам я о нём прочитал совсем недавно в Википедии, начав с поиска информации об отправке межпланетной станции к Сатурну и.... Как-то в итоге добрался до евреев.

Не многие знают, но когда-то, на территории современной восточной Чехии, находилась большая еврейская община. Община как община. Небогатая. Даже, скорее, бедная, так что щи да похлёбка у них всегда были довольно жидкими. Может поэтому ребятня, из местных крестьян-чехов, дразнили их, на еврейский манер, «нозли» (с ивр. «жидкий»), делая ударение на последний слог. То и дело из-за ограды слышалось: «Эй, смотрите, нозли идёт! Нозли-нозли-нозли-нозли!» Если повторять дразнилку достаточно долго и быстро, то получается просто «злин-злин-злин...».

Евреи, со временем, куда-то делись. Может, так обиделись, что переселились в другое, более гостеприимное место. А город, разросшийся взамен еврейского местечка, — вот ирония! — так и был назвал — Злин. И ведь до сих пор стоит, а сколько лет прошло...
 
 
 
linval-Лёша Редькин
30 November 2018 @ 01:30 am
Во лжи рождается лишь ложь
Наперебой кричат останцы
Внутри последние повстанцы
Взывают к мудрости души.
Прошу, прислушайся.
 
 
linval-Лёша Редькин
17 July 2018 @ 02:38 pm
Бабушка... О бабушке записей я не нашёл, так что могу только надеяться, что все «якоря», «ключики» к воспоминаниям, найдутся в процессе написания.

В памяти не сохранилось её лица. Она подставляет только фотографии, да смутные образы. Их мало. Мы играем с бабушкой в мушкетёров прутиками, которые, зачем-то хранились у неё дома на Пушкинской улице. Я пытаюсь ткнуть посильнее. Бабушка что-то восклицает. Толи зовёт «подмогу», толи... Не помню.

У бабушки были гнутые из веток стулья и пуховая шаль. А ещё — набор для домашнего театра. Картонные декорации с картонной же подставкой у основания. Возможно, всё это перешло мне по «наследству» от мамы. Хотя, вернее, от двоюродных брата и сестры. Кажется, я устраивал импровизированные спектакли. Благо, от мамы досталась богатая фантазия и страсть к сочинительству.

Увлёкся. Получается, не так уж много помню о бабушке сверх того, что успела написать о ней мама. Войну, благодаря красивому почерку, прослужила картографом. Не знаю как она познакомилась с дедом, как сложилась её послевоенная судьба. Огромная дыра в знаниях. В какой-то момент, стала работать учителем русского языка и литературы в школе-интернате. Бабушка рассказывала, что её подопечные клали кусочки хлеба в морозилку, а потом ели, как лакомство. Она как-то пошутила, что, мол, почему ей не предложат попробовать.

Они были близки с моим братом. Даже не могу представить, насколько. Что их объединяло? Брату бабушка завещала свою квартиру, брат поехал вверх по Амуру, в бабушкину родную деревню. Почему-то, с бабушкой мы никогда на самом деле не разговаривали. Игры, шкодливости... При том, что интеллектуально был развит не по годам и при том, что она наверняка была интересным человеком. Но вот... не случилось.

Бабушка приучила меня к классической музыке. У неё была пластинка с вальсами Штрауса. "Трик-трак", "Венский вальс"... Под "Трик-трак" мы танцевали. Наверняка, это оставило во мне какой-то след, потому что и по сей день хорошо отношусь к классической музыке.

Судя по маминым рассказам, бабушка получила хорошее образование. Скорее всего, домашнее, благодаря отцу, ведь жила она в глухой амурской деревне, а её мама была крестьянкой...

Думаю, недолюблювала отца. Обе её дочери женились на евреях и уехали в Израиль. Правда, уже после смерти. Может, это мои фантазии, но при всей своей богатой биографии, она не была счастлива.

Вышло совсем мало. И почти ничего — о самой бабушке. Может, что-нибудь всплывёт позже.
 
 
 
linval-Лёша Редькин
12 July 2018 @ 01:04 pm
Воспоминания о семье
ДЕД.

Деда своего помню очень смутно. Ещё более смутно — мамины рассказы о нём. Родился в деревне. Кажется, это всё, что знаю о его детстве. Сам он — из Красноярского казачества. В начале 20-го века семья переселилась из Украины, и в результате ошибки при получении паспорта, Редько превратился в Редькина. В итоге, эту фамилию ношу и я сам.

В 41-м году началась Великая Отечественная война. Дед прибавил себе год (или два) и ушёл на фронт.

Потом победа, дед хотел демобилизоваться, но ему не дали. Предложили перевестись в милицию. Судя по смутным воспоминаниям, это было предложение-предписание. В какой-то момент, дед стал главой вневедомственной охраны нашего города, Биробиджана. Должность с широкими возможностями, которыми дед никогда не пользовался. Даже очередь на машину передал какой-то молодой семье. Мог переселиться в Москву, но тоже, я так понимаю, счёл неподобающим. И так — в большом и малом. Харизматичный человек, боевой офицер, он женился на моей бабушке - образованной, одарённой красавице. Уж не знаю, очаровал ли разговорами, или чем-то ещё.Read more...Collapse )
 
 
linval-Лёша Редькин
12 July 2018 @ 09:32 am
Я И МОИ БЛИЗКИЕ...
У мамы с папой я не была единственной. У меня есть Старшая Сестра, которая считает себя Старшей и сейчас и любит поучать меня во всём. Типичный синдром старшей сестры.

Моя семья, не совсем обычная. Папа служил офицером, мама работала в библиотеке. Жили мы на Дальнем Востоке. Бедно, но по сравнению с другими семьями, считалось, что мы живем в достатке. Душой нашей семьи была мама. Именно она старалась привить нам любовь к классической музыке, книгам. Учила хорошим манерам. Мама рассказывала, что раньше ей снились сны, как она дирижирует симфоническим оркестром, и если бы не Война, её судьба была бы другой. К сожалению, нет сослагательных наклонений, и нельзя узнать, что могло бы быть.

Уже говорилось, что семья была необычная. Когда не было ещё телевизоров, у нас по вечерам читали книги. Именно в детстве я услышала практически все пьесы Островского - тогда мне нравились пьесы со слезой. «Бесприданница», «Без вины виноватые». Папа читал Салтыкова-Щедрина и Твардовского. Тогда я услышала всего «Тёркина», «За далью даль», «Трава-муравия». Зощенко, над рассказами которого мы все смеялись до икоты. Вечером приходили соседи, которые знали, что у нас читают книги.

Именно тогда меня и отравили чтением. Пока я не научилась читать, ко всем, кто приходил к нам, я неслась с воплями: «Почитай!» Подруги сестры боялись к нам ходить, потому что с порога я встречала их с раскрытой книгой и просьбой: «Почитай». Пытки родственников закончились, когда научилась читать и сама стала запойным книгочеем.
Read more...Collapse )